Другие статьи

Можно ли быть нравственным человеком без веры в Бога? В качестве оружия против веры указывают на примеры жизни некоторых людей, явно не верующих ...

Какая выгода проводить время в созерцании и сокрушении, и в то же время не оказывать покро-вительства сиротам, удрученным несчастьями? ....

К иконам всегда нужно проявлять благоговение. Случается так, что беды, которые происходят в нашей жизни, напрямую зависят от нашего отношения к иконам.....

Уже первые русские путешественники на Запад считали святым долгом при-ложиться к мощам чудотворца. Состав поклонников гроб-ницы был самым разнообразным.

Казанский собор в Санкт-Петербурге, памятник архи-тектуры русского классицизма. Одно-купольное здание Казанского собора в плане имеет форму креста. ....

Господь нам говорит: «Будьте святы, яко свят Господь Бог». Каждый раз на службе в воскресный день мы слышим эти слова. Вот и побеседуем о святости, что нас освящает....

Искусство дипломатии всегда было ценным всегда. Однако нас-тоящих дипломатов, способных вершить исторические судьбы мира, нас-читываются единицы....

Какие молитвы в нашей повседневной жизни могут быть угодны Богу?





Семинарский храм

18.09.2013 г.
митрополит Вениамин Федченков

О конце мира

 Однажды, отвечая на вопрос о конце мира митрополит Вениамин (Федченков) поделился следующими интересными соображениями:

 1. Мне такими вопросами не хочется заниматься, ибо я считаю себя бессильным решить их окончательно в ту или иную сторону. А что касается вопроса о сроке, то я даже религиозно страшусь приступать к нему: помилуй меня Господь от этой дерзости!

 2. Для меня очевидно до болезненной осязательности, что моя главнейшая задача — спасение, в частности выражающаяся в необходимости беспрерывной борьбы с грехами, молитвы, исполнения ближайшего долга и целого ряда других, важных для меня и ближних дел. Поэтому занятие подобными вопросами (о сроках в особенности) мне представлялось бы подобным тому, как если бы больной, забросивший заботу о своем лечении, стал бы изучать: когда он помрет и что будет с ним после этого.

 Может быть, те умеют сочетать и «изучение», и лечение? — Не знаю... Но сомневаюсь... Впрочем, я пишу о себе: мне — не до этого! Даже больно подумать сейчас, если бы я бросился в эти вопросы. О Боже!

 Будь милостив ко мне, окаянному, многогрешному, пустому («Чертог Твой вижду, спасе Мой, украшенный, а одежды не имею — войти в него»). Люди же ныне, подобно Еве, отметая нужнейшее, вдаются в непосильное и ненужное: одни в спиритизм, другие (и это психологически «правые», «монархисты»?) в «православное» о конце мира... И непременно с исчислениями. Болезнь одна, лишь 2 формы; оба течения отклоняются от главнейшего. «Не велико видеть Ангелов, — говорил святой Антоний Великий, — велико видеть собственные грехи».

 3. Что касается существенного ответа на вопрос о конце мира, то у меня, убогого, сложилось следующее мнение: а) Может быть, мы пе¬реживаем предпоследний этап мировой истории (обращение апостола Иоанна Богослова к Филадельфийской Церкви, Откр. 3 гл .); б) а может быть — и нет; ибо могут обратиться еще японцы, китайцы, индусы (700 млн.); в) не знаю; г) однако мысль нередко беспокоит о приближающемся конце и побуждает острее напрягать слабые стремления ко спасению.

 4. Что касается до «1000-летнего» царствования, то считаю это мечтой, происходящей от религиозного оскудения, а вследствие этого — от прилепления к чувственному пониманию вещей: религиозному православному сознанию совершенно очевидно, что Царствие Божие есть внутренняя благодатная жизнь, как говорил прп. Серафим и как раскрыто в слове Божием. А это Царствие Божие с самого пришествия Господа Иисуса Христа «пришло в силе», то есть в полноте.

 Что это такое? Сравните Мф. 16, 28 и Мк. 9, 1. У первого — «Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем», у второго — «Царствие Божие, пришедшее в силе». Следовательно, Царствие Божие открылось в Иисусе Христе. Как же?.. И «по сих» взял трех учеников и т.д. — и преобразился... Это и есть Царствие Божие — в силе... Подобное случилось и с прп. Серафимом пред Мотовиловым. Царство Божие — проявление Божества, обожение человека и даже прославление «твари» (одежды). Так ведь это уже все дано! А больше этого не может быть ничего. Чего же еще ждут люди? Неужели хилиастические чаяния, которые носят, в конце концов, характер земной, могут быть «больше» этого? Никак! Убогому они скучны. А то, что радостно, дано даже и нам: жизнь в Боге... «Праведность, и мир, и радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17). А интеллигенция, заразившаяся материализмом — в данном случае половинчатого характера, все строит «Царствие Божие на земле», как и до революции... И косвенно поддерживает идеи социалистические... Ох! даже и писать неохота... Скучно! Скучно! И безнадежно старо!.. Болезнь «прогрессивного паралича». А если Царствие Божие есть Благодатное Царство, или иначе: преображение человека и мира Духом Святым, то оно есть Его дело, а не наше. Мы не можем создать его; это же азбука. А если так, то нам нужно готовиться к принятию его. Как? — Очищением, покаянием. И снова возвращаюсь к тому же, «своему» делу: борись со грехами, молись (Лк. 21, 34—36), бодрствуй, а не занимайся бесплодной арифметикой.

 5. Я знаю, против меня могут «они» возражать (отчасти и Вы писали)... Да я и не собираюсь спорить; ибо ведь я о себе пишу. А я думаю так: не мне, многогрешнейшему, заниматься этим!

 Невольно вспоминаются два случая из древности: св. Антоний Великий размышлял о глубине домостроительства Божия и судов Божиих, помолился и сказал: «Господи! Отчего некоторые из человеков достигают старости и состояния немощи; другие умирают в детском возрасте и живут мало? Отчего одни — бедны, другие — богаты? Отчего тираны и злодеи благоденствуют и изобилуют всеми земными благами, а праведные угнетаются напастями и нищетою?» Долго был он занят этим размышлением и пришел к нему глас: «Антоний! Внимай себе и не подвергай твоему исследованию судеб Божиих; потому что это душевредно» («Отечник» еп. Игнатия Брянчанинова).

 Другой случай из жизни св. Пимена Великого, весьма известный. Пришел к нему ученый «богослов» из Александрии Евагрий. Но святой Пимен не принял его. Он рассердился и хотел уйти, но сначала сказал келейнику: — Скажи авве, что я пришел не для чего иного, как беседовать о богословии. Тот передал. Св. Пимен снова не принял. Раздраженный Евагрий пошел обратно; но, уходя, сказал:
— Поди, спроси его: почему он со мной не желает говорить? Св. Пимен сказал через келейника:
— Скажи ему: ты от высших, а я — от нижних; ты мудрствуешь о небесном, а я научился только разбираться в земном; ты хочешь говорить о Боге, а я познал лишь свои страсти. Вот если бы ты спросил меня, как изгонять плотскую или иную страсть, я бы тебе сказал!

 Евагрий смирился; и они после беседовали о страстях... («Древний Патерик»). Вот что делали отцы!

 А мы еще и каяться-то не начинали по-настоящему; ибо когда человек начнет каяться, то ему очень тяжко будет «богословствовать». Святой Иоанн Лествичник так и говорит: «Кающийся не должен богословствовать». А что нужно сказать о том, кто еще и не кается?.. Увы, нам!

 Еще: «Тонкоиспытные беседы о Боге и чтение тонких исследований о Боге иссушают слезы и прогоняют от человека умиление» («Отечник»). Но уже довольно... Я сам впал в грех, который осуждаю: многоглаголание. Прости меня грешного. Помолитесь.

"О конце мира", митр. Вениамин Федченков// Православный календарь. 2013 г.